По датам

2013

2014

Введите даты для поиска:

от
до

Полезное

Выборки

Решение Орловского областного суда от 05.05.2014 по делу N 3-5/2014 <Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим постановления Администрации Орловской области от 13.02.1992 N 61 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" и решения Малого совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06.07.1993 N 81-7 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" в части включения жилого дома в Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране>



ОРЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 5 мая 2014 г. по делу № 3-5/2014

Орловский областной суд в составе:
председательствующего судьи Углановой М.А.
с участием прокурора Слюнина В.В.
при секретаре Ж.И.Ю.
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Орловского областного суда гражданское дело по заявлению Ф.Д.С. о признании недействующими постановления администрации Орловской области от 13 февраля 1992 года "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" и решения Малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06 июля 1993 года № 81-7 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры Орловской области" в части включения жилого дома № <...> по <...> в Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране,

установил:

13 февраля 1992 года исполняющим обязанности главы Администрации Орловской области принято постановление № 61 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области".
06 июля 1993 года принято решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов № 81-7 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области".
Пунктом 2 приведенных нормативных правовых актов на государственную охрану местной категории приняты памятники истории и культуры согласно Списку, в том числе жилой дом № <...> по <...>.
Собственник указанного жилого дома Ф.Д.С. обратился в суд с заявлением о признании недействующими в части постановления главы Администрации Орловской области № 61 от 13 февраля 1992 года и решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов № 81-7 от 06 июля 1993 года.
В обоснование заявленных требований ссылается на то, что в <...> ему стало известно о том, что жилой дом № <...> по <...>, где ему принадлежит на праве собственности <...> доли в праве общей долевой собственности, отнесен к памятникам истории и культуры, который принят на государственную охрану местной категории и включен в перечень объектов культурного наследия.
Указывает, что признание данного жилого дома объектом культурного наследия существенно нарушает его права как собственника на свободное владение и пользование имуществом, поскольку на него возложены обязанности по содержанию объекта культурного наследия и его сохранению в прежнем состоянии, в том числе по проведению ремонтных и реставрационных работ. Кроме того, существенно ограничено его право на улучшение жилищных условий, поскольку жилой дом находится в непригодном для проживания состоянии.
Ссылается также на нарушение процедуры признания указанного жилого дома объектом культурного наследия и принятия его на государственную охрану в качестве памятника истории и культуры местного значения, в частности, в нарушение требований Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года "Об охране и использовании памятников истории и культуры", Инструкции о порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утвержденной приказом Министерства культуры СССР от 13 мая 1986 года № 203, при принятии объектов недвижимости на государственную охрану в качестве памятника истории и культуры местного значения не была проведена историко-культурная экспертиза, указанный объект включен в Список при отсутствии документов, подтверждающих культурную и историческую ценность здания. Кроме того, оспариваемый нормативный правовой акт принят без согласования с Министерством культуры РСФСР, как это было предусмотрено законодательством, действовавшим на момент издания оспариваемых нормативных правовых актов.
В судебном заседании заявитель Ф.Д.С. и его представитель по доверенности Ч.Е.В. требования поддержали по основаниям, изложенным в нем, ссылались на то, что принятие указанного жилого дома на государственную охрану, как объекта культурного наследия местного значения, затрагивает права собственника Ф.Д.С., ограниченные нормами Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации, поскольку принадлежащий ему жилой дом находится в неудовлетворительном техническом состоянии, но он не может произвести его снос или реконструкцию.
Представитель заинтересованного лица - Правительства Орловской области по доверенности Г.Р.М. возражал против удовлетворения заявленных требований в части признания недействующим постановления исполняющего обязанности главы Администрации Орловской области № 61 от 13 февраля 1992 года "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области", поскольку оно принято в соответствии с процедурой и в пределах компетенции главы Администрации Орловской области как главы органа исполнительной власти, предусмотренной Законом РСФСР от 15.12.1978 года "Об охране и использовании памятников истории и культуры". Действовавшее в период принятия оспариваемого постановления законодательство не предусматривало его обязательного официального опубликования. В последующем в связи с принятием Закона РФ от 05 марта 1992 года № 2449-1 "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации" полномочия по объявлению находящихся на территории области природных и иных объектов, имеющих историческую, экологическую, культурную и научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры стали относиться к ведению областного Совета. В связи с этим, было принято решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06 июля 1993 года № 81-7. Полагает, что с принятием решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06.07.1993 № 81-7 оспариваемое постановление № 61 от 13.02.1992 года фактически прекратило свое действие.
Представитель заинтересованного лица - Орловского областного Совета народных депутатов М.Ю.Н. возражал против удовлетворения заявленных требований по тем основаниям, что решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06.07.1993 года № 81-7 было принято в соответствии с полномочиями областного Совета народных депутатов о постановке на государственную охрану памятников культуры, поскольку малый Совет был наделен полномочиями по принятию тех же решений, что и областной Совет народных депутатов в период между сессиями. Процедура принятия памятника истории и культуры на государственную охрану местной категории была в полном объеме соблюдена.
Представитель заинтересованного лица также полагает, что право собственника на пользование объектом недвижимости не может иметь приоритет над закрепленным в статье 44 Конституции Российской Федерации правом граждан на доступ к культурным ценностям и не может подменять собой закрепленную в указанной статье Конституции обязанность граждан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры.
Представитель заинтересованного лица - Управления культуры и архивного дела Орловской области Д.П.В. по тем же основаниям возражал против удовлетворения заявления, поддерживая позицию представителей Правительства Орловской области и Орловского областного Совета народных депутатов.
Заинтересованное лицо Д.В.С. также возражал против удовлетворения заявленных требований, высказывая позицию о необходимости сохранения статуса дома как памятника истории и культуры.
Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав представленные в материалы дела письменные доказательства, показания свидетеля, заключение прокурора С.В.В., полагавшего заявление оставить без удовлетворения, суд не усматривает правовых оснований для удовлетворения заявленных требований ввиду следующего.
Статьей 251 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации предусмотрено, что гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.
Судом установлено, что 13 февраля 1992 года исполняющим обязанности главы Администрации Орловской области Ю.Н.П. принято постановление № 61 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" (т. 1, л. д. 113 - 115).
Данным постановлением были приняты на государственную охрану местной категории памятники истории и культуры согласно приложению 2.
На момент принятия данного постановления действовал Закон РСФСР от 15 декабря 1978 года (в ред. от 18.01.1985) "Об охране и использовании памятников истории и культуры", в соответствии со статьей 18 которого отнесение недвижимых памятников истории и культуры к категории памятников местного значения производится исполнительными комитетами областных Советов народных депутатов.
Согласно пункту 4 Указа Президента РСФСР от 22.08.1991 № 75 "О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР" (утратил силу в связи с принятием Указа Президента РФ от 03.10.1994 № 1969) исполнительно-распорядительные функции государственного управления в краях, областях, автономной области и автономных округах осуществляются главами администраций.
С момента назначения на должность главы администрации считались прекращенными полномочия исполнительного комитета соответствующего Совета народных депутатов. Глава администрации являлся правопреемником соответствующего исполнительного комитета Совета народных депутатов.
Указом Президента РСФСР от 05.12.1991 № 258 "О главе Администрации Орловской области" исполняющим обязанности главы администрации Орловской области был назначен Ю.Н.П. Следовательно, с этого момента прекратились полномочия исполнительного комитета Орловского областного Совета народных депутатов.
В силу статьи 149 Конституции РСФСР от 12.04.1978 в редакции Закона РСФСР от 24.05.1991 № 1329-1 "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР в связи с реформой местного самоуправления" глава местной администрации в пределах своей компетенции принимал постановления и издавал распоряжения.
Из приведенных правовых норм следует, что оспариваемое заявителем постановление № 61 от 13.02.1992 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" принято исполняющим обязанности главы Администрации Орловской области в пределах предоставленных ему полномочий.
06 июля 1993 года малым Советом Орловского областного Совета народных депутатов принято решение № 81-7 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" (т. 1, л. д. 103 - 106).
Данное решение принято в соответствии с пунктом 15 статьи 45 Закона РФ от 05 марта 1992 года № 2449-1 "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации", согласно которому к ведению краевого, областного Совета относится объявление находящихся на территории края, области природных и иных объектов, имеющих историческую, экологическую, культурную и научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры.
В соответствии со статьей 4 Закона РСФСР от 05 декабря 1991 года № 1985-1 "О некоторых вопросах правового регулирования деятельности краевых, областных Советов народных депутатов" малый Совет осуществлял все полномочия краевого, областного Совета народных депутатов в период между его сессиями.
Согласно протоколу заседания малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06 июля 1993 года № 7, на котором было принято решение о принятии на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области, из 23 членов малого Совета на заседании присутствовали 17, то есть более половины (т. 1, л. д. 107 - 111).
Таким образом, решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов № 81-7 от 06 июля 1993 года "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" принято в пределах полномочий данного органа.
Оспариваемые заявителем нормативные правовые акты были приняты до вступления в силу Конституции Российской Федерации, установившей в части 3 статьи 15 правило о том, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.
Указание на обязательность опубликования в официальном издании изданных ранее нормативных правовых актов в данной конституционной норме отсутствует.
Изложенное позволяет суду сделать вывод о том, что поскольку на момент принятия оспариваемых заявителем нормативных правовых актов законодательство не предусматривало официального опубликования нормативных правовых актов государственных органов исполнительной власти, данные нормативные правовые акты являются действующими с момента их принятия.
Как следует из приложения № 2 к постановлению исполняющего обязанности главы Администрации Орловской области № 61 от 13 февраля 1992 года, под номером № <...> в Списке памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране, указан "Дом, где прошли последние часы жизни командира рабочего полка М.М.Г. " (<...>) (т. 1, л. д. 113 - 115).
Приложением № 2 к решению малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов утвержден Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране местной категории, где под номером № <...> в разделе "Памятники истории" указан "Дом, где прошли последние часы жизни командира рабочего полка М.М.Г.", частное владение по адресу: <...> (т. 1, л. д. 103 - 106).
Судом при рассмотрении дела установлено, что данный жилой дом принадлежит на праве общей долевой собственности: Ф.Д.С. - <...> доли в праве на основании решения <...> от <...>, определения <...> суда об исправлении описки от <...>, договора купли-продажи от <...> и Д.В.С. - <...> доли в праве на основании решения <...> от <...>, определения <...> об исправлении описки от <...> (т. 1, л. д. 15 - 19, 21, 23 - 26).
Согласно договору купли-продажи от <...>, Ф.Д.С. приобрел у Ц.С.А. <...> долю в жилом доме по адресу: <...>, имеющим статус региональной категории охраны и находящийся под охраной государства (т. 1, л. д. 24 - 26). Охранное обязательство было выдано бывшими собственниками дома Ж.М.С., М.В. <...> (т. 2, л. д. 31 - 35).
Оспаривая вышеприведенные постановление исполняющего обязанности главы Администрации Орловской области и решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов, заявитель и его представитель ссылались на то, что они были приняты с нарушением действующего в период их принятия законодательства и подзаконных нормативных правовых актов.
Согласно пункту "д" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации охрана памятников истории и культуры находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации).
Специальным федеральным законом, регулирующим отношения в сфере государственной охраны памятников истории и культуры народов Российской Федерации, является Федеральный закон от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации".
Согласно преамбуле к приведенному Федеральному закону государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) является одной из приоритетных задач органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.
На момент принятия оспариваемых заявителем нормативных правовых актов, на территории Российской Федерации действовал Закон РСФСР от 15 декабря 1978 года "Об охране и использовании памятников истории и культуры" (в редакции от 18.01.1985).
В силу статьи 18 приведенного Закона РСФСР отнесение недвижимых памятников истории и культуры к категории памятников местного значения производится Советами Министров автономных республик, исполнительными комитетами краевых, областных, Московского и Ленинградского городских Советов народных депутатов по согласованию с Министерством культуры РСФСР.
Вместе с тем, действующее на момент принятия указанного Закона РСФСР законодательство не содержало четкого разграничения полномочий органов представительной и исполнительной власти краев и областей, поскольку фактически всеми полномочиями были наделены соответствующие Советы народных депутатов, при этом данные полномочия реализовывались создаваемым при таком представительном органе исполнительным комитетом.
Так, положениями статьи 41 Закона РСФСР от 20 ноября 1980 года "О краевом, областном Совете народных депутатов РСФСР" предусматривалось, что исполнительный комитет краевого, областного Совета являлся исполнительным и распорядительным органом Совета, избирался из числа депутатов Совета и решал все вопросы, отнесенные к ведению Совета, за исключением тех вопросов, которые должны были решаться исключительно на сессиях соответствующего Совета.
В то же время указанный Закон РСФСР от 20 ноября 1980 года утратил силу в связи с принятием 05 марта 1992 года Постановления Верховного Совета РФ № 2450-1, которым был введен в действие Закон РФ "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации", нормами которого краевой, областной Совет и краевая, областная администрация как, соответственно, представительный и исполнительные органы государственной власти краев и областей Российской Федерации были наделены собственной компетенцией.
При этом пунктом 15 статьи 45 приведенного Закона РФ от 05 марта 1992 года № 2449-1 к ведению краевого, областного Совета народных депутатов были непосредственно отнесены полномочия по объявлению находящихся на территории края, области природных и иных объектов, имеющих историческую, экологическую, культурную и научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры, а также по установлению в соответствии с законодательством Российской Федерации охраны и использования объектов природного и культурного наследия на территории края, области.
Таким образом, являются несостоятельными доводы заявителя о том, что оспариваемые нормативные правовые акты противоречат требованиям статьи 18 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года, в связи с тем, что при их принятии не было произведено согласование с Министерством культуры РФ по вопросам отнесения дома № <...> по <...> к памятникам истории и культуры местного значения, поскольку, как указывалось выше, принятым позднее Законом Российской Федерации от 05 марта 1992 года № 2449-1 "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации" не предусматривалась процедура согласования с Министерством культуры Российской Федерации принимавшихся органами государственной власти субъектов Российской Федерации решений о принятии на государственную охрану памятников истории и культуры местного значения.
Между тем, представителем Орловского областного Совета народных депутатов в судебное заседание было представлено письмо-согласование Министерства культуры РСФСР от 20 марта 1972 года, направленное в адрес Управления культуры Орловского облисполкома и Орловского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников и культуры, согласно которому Коллегия Министерства культуры РСФСР рассмотрела и одобрила списки памятников Российской Федерации республиканского и местного значения, внесенные Госинспекцией по охране памятников истории и культуры для принятия под государственную охрану, в том числе и списки памятников Орловской области, с приложением на 16 листах, где на листе 3 значится "Дом, в котором <...> был замучен белогвардейцами командир Орловского рабочего полка М.М.Г.", дом <...> по <...> (т. 1, л. д. л. д. 228 - 229).
Проверяя соблюдение процедуры выявления объекта недвижимости, его обследования, определения его исторической ценности, фиксации и изучения, составления учетных документов, предшествующих включению в перечень памятников истории и культуры, суд приходит к выводу, что нарушений названного порядка, установленного законодательством, действующим в период принятия оспариваемых постановлений, допущено не было.
Статьей 16 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года предусматривалось, что государственный учет памятников истории и культуры осуществляется в порядке, определяемом Советом Министров СССР.
Постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года № 865 было утверждено Положение "Об охране и использовании памятников истории и культуры" (далее Положение № 865).
Пунктом 13 данного Положения предусматривалось, что государственный учет памятников истории и культуры включает выявление и обследование памятников, определение их исторической, научной, художественной или иной культурной ценности, фиксацию и изучение, составление учетных документов, ведение государственных списков недвижимых памятников.
Порядок государственного учета памятников истории и культуры и формы учетных документов устанавливаются Министерством культуры СССР и Главным архивными управлением при Совете министров СССР в зависимости от вида памятников.
Согласно пункту 14 Положения № 865 недвижимые памятники истории и культуры подразделяются на памятники общесоюзного, республиканского и местного значения в соответствии с их исторической, научной, художественной или иной культурной ценностью.
Отнесение недвижимых памятников истории и культуры к одной из указанных категорий производится при принятии памятников на государственный учет.
Государственные списки недвижимых памятников истории и культуры местного значения утверждаются в порядке, предусмотренном законодательством союзных республик (пункт 15 Положения № 865).
В соответствии с абзацем 2 пункта 13 Положения № 865 Приказом Министерства культуры СССР от 13.05.1986 года № 203 была утверждена Инструкция "О порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры" (далее Инструкция № 203).
Пунктом 9 Инструкции предусматривалось, что государственный учет памятников истории и культуры включает в себя: выявление, обследование памятников, определение их исторической, научной, художественной или иной культурной ценности, фиксацию и изучение, составление учетных документов, ведение государственных списков недвижимых памятников.
В силу пункта 12 Инструкции № 203 при получении сведений об обнаружении указанных объектов государственные органы охраны памятников организуют проведение экспертизы. В случае установления их культурной ценности указанные объекты регистрируются в списках вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность.
Для проведения экспертизы государственные органы охраны памятников привлекают специалистов научно-исследовательских и проектных организаций, обществ охраны памятников истории и культуры и других специализированных организаций.
При этом, иных требований к такой экспертизе, как данной Инструкцией, так и какими-либо иными нормативными актами, действовавшими в период принятия оспариваемых заявителем постановлений, не предъявлялось, и порядок проведения экспертизы регламентирован не был.
Пунктами 14, 15, 16 Инструкции № 203 также предусматривалось, что объекты, зарегистрированные в списках вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, до решения вопроса о принятии их на государственный учет как памятников истории и культуры подлежат охране в порядке, предусмотренном действующим законодательством об охране памятников истории и культуры.
Государственные органы охраны памятников организуют обследование и изучение включенных в списки вновь выявленных объектов, составление на них учетных документов.
На каждый недвижимый памятник и вновь выявленный объект, представляющий историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, составляются учетные документы - учетная карточка и паспорт.
Вновь выявленный объект, представляющий историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, признается памятником истории и культуры путем включения его в соответствующий государственный список недвижимых памятников истории и культуры в зависимости от вида и категории охраны памятника.
В соответствии со ст. 6 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года (в редакции от 18.01.1985 года) "Об охране и использовании памятников истории и культуры" к памятникам истории относились, в том числе здания, сооружения, памятные места и предметы, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народа, развитием общества и государства, революционным движением, с Великой Октябрьской социалистической революцией, Гражданской и Великой Отечественной войнами.
Согласно ответам на запросы суда, полученным из Государственного архива Орловской области, Министерства культуры РФ, Государственного института искусствознания, в указанных органах и учреждениях не имеется копий учетных документов, а также заключений экспертиз и иных исследований вышеназванного объекта культурного наследия (т. 1, л. д. 158, 169 - 172, т. 2, л. д. 24 - 26).
Между тем, в судебное заседание представлены паспорта на недвижимый памятник истории и культуры: "Дом, где прошли последние часы жизни М.М.Г." от <...>, от <...>, от <...>, а также историческая справка на указанный исторический памятник, составленные ответственным секретарем Орловского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры И.Е.
Указанные документы содержат сведения об историческом событии, которое произошло в указанном доме в ночь с <...> на <...>.
Так, согласно сведениям указанной выше исторической справке, "Дом расположен на красной линии <...> (<...>). Дом деревянный, одноэтажный, на фундаменте из бутового камня, крыт железом. Построен в <...> Б.Р.А. В <...> продан Л.Г.Л. и принадлежит до настоящего времени. В <...> был проведен капитальный ремонт, но интерьер дома остался прежним. В <...> в этом доме размещался штаб деникинской армии. В ночь с <...> на <...> конный отряд белогвардейцев доставил сюда плененного командира рабочего полка М.М.Г. Его полк героически боролся против превосходящих сил белых. Через два часа после зверских пыток и издевательств он был расстрелян недалеко от этого дома, во рву <...>. <...> Красная Армия освободила Орел, а <...> М.М.Г. был похоронен в братской могиле в небольшом сквере, что напротив горсада (теперь библиотека имени Крупской). В <...> в связи с установкой памятника генералу Гуртьеву, останки М.М.Г. были перенесены на Троицкое воинское кладбище, где был установлен памятник М.М.Г. В <...> на доме установлена мемориальная доска" (т. 1, л. д. 57 - 59).
Аналогичные сведения содержат паспорта на недвижимый памятник от <...>, <...>, <...> (т. 1. л. д. 44 - 56, 60 - 65).
Историко-культурная ценность жилого дома № <...> по <...> подтверждается также представленными в материалы дела: историческими очерками И.Е. "Командир первого коммунистического", Орловское книжное издательство, 1962; "Разгром деникинцев под Орлом и Кромами осенью 1919 года", Орел - 1989, Рецензенты: В.Г.П., кандидат исторических наук, доцент Орловского государственного педагогического института; Ф.В.И., член союза журналистов СССР; М.Н.С., кандидат исторических наук, доцент Орловского филиала Московского государственного института культуры (т. 1, л. д. 93 - 102).
О доме по <...> (ранее <...> слобода) в городе Орле, принадлежащем Б.Р.Е., связанным с событиями Гражданской войны на Орловщине и командиром Коммунистического полка М.М.Г., упоминается в историческом повествовании К.В.М. "Однажды в Орле", Издательство Вешние воды", 1993. (т. 1, л. д. 230 - 232).
Согласно сведениям директора Бюджетного учреждения культуры Орловской области "Орловский краеведческий музей", доктора исторических наук, профессора М.А.С., музей располагает материалами, свидетельствующими о том, что дом <...> по <...> является памятником истории, связанным с событиями Гражданской войны на Орловщине (т. 1, л. д. 197).
В соответствии с Решением Исполкома Орловского городского Совета депутатов трудящихся <...> от <...> "Об утверждении мемориальных досок на памятниках - зданиях города Орла", утвержден текст мемориальной доски на памятнике - здании, доме, в котором белогвардейцы <...> пытали командира Коммунистического полка М.Г.М - Огородная слобода, № 12. - "В этом доме в ночь на <...> белогвардейцы подвергли жестокой пытке командира коммунистического полка М.М.Г. " (т. 2, л. д. 44 - 45).
Как установлено судом, мемориальная доска с указанным текстом располагается на доме <...> по <...> и в настоящий период времени (т. 1 л. д. 244).
Согласно архивной справке Бюджетного учреждения Орловской области "Государственный архив Орловской области" <...> от <...>, <...> существует с <...>, так стала называться бывшая <...>, объединенная ранее с <...> (в одних случаях называлась <...>, в других - <...>). С <...> закрепилось последнее название. <...> <...> переименована в <...>. Часть <...> стала <...>, часть вошла в <...> (т. 1, л. д. 169 - 172).
Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля старший научный сотрудник Орловского областного краеведческого музея Ф.В.К. пояснила, что жилой дом <...> по <...> имеет историческую ценность и достоин дальнейшего сохранения, поскольку согласно исторических очерков и справок, хранящихся в архивах краеведческого музея, связан с именем героя Гражданской войны М.М.Г. (т. 2, л. д. 78 - 79).
При указанных обстоятельствах доводы заявителя и его представителя о том, что объект недвижимости включен в список культурного наследия при отсутствии документов, подтверждающих историческую и культурную ценность здания, суд находит несостоятельными.
Таким образом, оценивая представленные в материалы дела доказательства, свидетельствующие о том, что жилой дом <...> по <...> имеет историческую и культурную ценность, так как связан с событиями Гражданской войны в г. Орле, а также учитывая, что действующими на момент принятия оспариваемых нормативных правовых актов законодательными и иными нормативными правовыми актами не был регламентирован порядок проведения экспертизы или иного обследования вновь выявленных памятников на предмет установления его исторической и культурной ценности, суд приходит к выводу, что действия главы Администрации Орловской области и малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов по принятию указанного дома на государственную охрану в качестве памятника истории и культуры местной категории соответствовали действовавшему на тот период правовому регулированию.
При этом суд исходит из того, что заключение ответственного секретаря Орловского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры И.Е., изложенное в паспортах памятников истории и культуры СССР и исторической справке, являлось достаточным для принятия решения о включении данного объекта в список памятников истории и культуры, соответствовало законодательству, действующему на момент принятия Решения.
Отсутствие учетной карточки на памятник не свидетельствует о несоблюдении процедуры постановки на государственный учет спорного объекта недвижимости, учитывая, что в паспорта объекта культурного наследия внесены все необходимые сведения, составляющие предмет охраны данного объекта культурного наследия (историческая справка ответственного секретаря Орловского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры И.Е. с описанием особенностей объекта, послуживших основаниями для постановки его на государственный учет, сведения о наименовании объекта, о времени возникновения данного объекта, его местонахождении, о категории историко-культурного значения объекта).
Обращаясь в суд с требованиями о признании оспариваемых нормативных правовых актов недействующими в части включения жилого дома <...> по <...> в Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране, и поддерживая данные требования в ходе судебного разбирательства, заявитель и его представитель ссылались на то, что данными Решениями существенно ограничены его права на улучшение жилищных условий, поскольку указанный дом находится в непригодном для проживания состоянии и для его поддержания в надлежащем состоянии требуются значительные затраты, а также ссылались на ограничение его права по распоряжению жилым помещением.
Однако, данные доводы заявителя не могут являться основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку оспариваемые нормативные правовые акты направлены на сохранение исторического и культурного наследия Орловской области и приняты в соответствии с законодательством, действующим на момент их издания.
Защита прав заявителя, как собственника жилого дома, подлежит - + осуществлению, не в рамках рассмотрения дела о признании недействующими нормативных правовых актов, которому дому придан статус объекта культурного наследия, а в ином порядке.
При этом, как установлено по делу, в <...> Ф.Д.С. Управлением культуры и туризма Департамента социальной политики Орловской области было выдано разрешение на проведение работ по укреплению здания - памятника и указанные работы заявителем были произведены.
Не может повлечь признание недействующими оспариваемых нормативных правовых актов довод заявителя о необходимости несения им дополнительных расходов по поддержанию жилого дома в надлежащем состоянии ввиду наличия у него особого статуса, поскольку, приобретая, в <...>, долю жилого дома с установленной на нем мемориальной доской, и в <...> долю в этом доме с предусмотренными в договоре купли-продажи обременениями, Ф.Д.С. не мог не знать о наличии у дома статуса объекта культурного наследия.
Поскольку предусмотренные Федеральным законом от 25.06.2002 № 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия" (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" меры по сохранению объекта культурного наследия не препятствуют использованию жилых помещений для проживания граждан и не содержат запрета на отчуждение таких жилых помещений, ссылка заявителя на ограничение его прав по распоряжению жилым помещением является несостоятельной.
При этом суд учитывает то обстоятельство, что с вступлением в силу Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" данный жилой дом в силу положений части 3 статьи 64 Закона приобрел статус объекта культурного наследия регионального значения и считается включенным в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, срок регистрации сведений о данном объекта в реестре законом не ограничен.
Кроме того, в силу положений пункта 14 Инструкции № 203 объекты, зарегистрированные в списках вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную и иную культурную ценность, подлежат охране еще до принятии их на государственную охрану, в порядке, предусмотренном действующим законодательством об охране памятников истории и культуры, т. е. в порядке, предусмотренном нормами Главы VI Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ.
В связи с изложенным, суд приходит к выводу, что требования заявителя о признании оспариваемых нормативных правовых актов недействующими в части включения жилого дома <...> по <...> в Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране, подлежат оставлению без удовлетворения.
Руководствуясь ст. ст. 194 - 199, 253 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении заявления Ф.Д.С. о признании недействующими постановления администрации Орловской области от 13 февраля 1992 года "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" и решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от 06 июля 1993 года № 81-7 "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры Орловской области" в части включения жилого дома <...> по <...> в городе Орле в Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране, отказать.
Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Орловский областной суд в течение одного месяца со дня принятия в окончательной форме.

Судья:
М.А.УГЛАНОВА


------------------------------------------------------------------